Новости
11 августа 2017, 05:00

Архиепископ Даниил (Троицкий): «Будет очень трудно, но Господь поможет»

В 2017 году исполняется 100 лет с начала гонений на Русскую Православную Церковь. Во времена лихолетья на Брянщине за исповедание веры Христовой подверглись репрессиям около 2400 священнослужителей, монашествующих и мирян. Расстреляно 144 человека, из них 90% - духовенство. Девять новомучеников и исповедников Российских прославлены в лике святых.

Известный на Брянской земле архиепископ Даниил (Троицкий) возглавлял Брянскую кафедру с 1931-го по 1934-е годы. Владыка запомнился своим современникам как вдохновенный преподаватель и проповедник, который непримиримо боролся с обновленчеством. Архиепископ Даниил спас от поругания мощи преподобного и благоверного князя Олега Брянского и вообще всей своей жизнью старался принести пользу Святой Церкви, сохраняя верность Богу в заключениях и ссылках.

Не остался неученым

Архиепископ Даниил (в миру Дмитрий Алексеевич Троицкий) родился 6 октября 1887 года в селе Липицы Каширского уезда Тульской губернии (ныне Серпуховского района Московской области) в семье священника. Большое влияние на Дмитрия оказывал его старший брат Владимир, будущий священномученик Иларион. Будучи еще пятилетним мальчиком, он взял трехлетнего Диму за руку и отправился вместе с ним из родной деревни в Москву учиться. Когда братишка от усталости заплакал, Владимир заявил ему: «Ну и оставайся неученым». Хорошо, что родители вовремя спохватились, заметив исчезновение детей, и быстро возвратили их домой.

Дмитрий получил полноценное духовное образование. Окончив в Туле Духовное Училище и семинарию, Дмитрий поступил в Санкт-Петербургскую Духовную Академию, которую окончил в 1913 году со степенью кандидата богословия второго разряда. Одновременно с обучением в академии прослушал курс Санкт-Петербургского археологического института. Особенно его интересовала церковная археология: история богослужения, древняя архитектура и иконопись.

Несколько лет Дмитрий Алексеевич Троицкий преподавал гомилетику и литургику в Холмской Духовной Семинарии. В это же время в его жизни произошло важное событие, определившее всю его дальнейшую судьбу - пострижение в монашество с наречением имени Даниил. А после архиепископ Холмский и Люблинский Евлогий рукоположил монаха Даниила во иеродиакона, а через день – во иеромонаха.

Молодой преподаватель усердно взялся за новое дело и при семинарии основал пастырско-проповеднический кружок. Но уже через год иеромонаха Даниила перевели в родную Тульскую Духовную Семинарию на должность преподавателя по кафедре Священного Писания. И здесь отец Даниил не ограничился только преподаванием, начал вести активную деятельность, публиковаться в «Тульских Епархиальных ведомостях».

Переломный момент

1917 год. Революция. Человеческие судьбы ломаются, как и судьба страны. В непростое для Церкви время Отец Даниил был назначен настоятелем Болховского Троицкого Оптина монастыря Орловской епархии.

После октябрьского переворота начались открытые гонения на Русскую Православную Церковь. В знак протеста в феврале 1918 года в Петрограде и Москве были проведены Крестные ходы. По их примеру Крестный ход состоялся и в Орле. Несмотря на холодную погоду и то, что в городе было объявлено военное положение, в праздник Сретения Господня более 20 тысяч православных от мала до велика с иконами и хоругвями торжественно прошествовали от Иверского привокзального храма до Петро-Павловского собора. Иеромонах Даниил был одним из организаторов Крестного хода. На плацу бывшего кадетского корпуса Епископ Орловский Серафим совершил молебен, после которого отец Даниил произнес слово, призвав сохранять верность Святой Церкви несмотря ни на какие репрессии.

Ко дню Святой Пасхи 1918 года иеромонах Даниил за отлично-усердное служение был возведен в сан архимандрита.

Сразу по переезду в Орловскую епархию, отец Даниил вступил вЦерковное историко-археологическое общество и стал председателем его Болховского Макарьевского отделения. Общество вело большую просветительскую работу, как в Орле, так и в городах Орловской губернии: Болхове, Ельце и Брянске. Организовывало выставки, вечера, чтения, издавало сборники. Проводились изучение и описание вещественных памятников, рукописных материалов, осуществлялись археологические раскопки, описывались архивы консистории и монастырей. В конце 1918 года Орловский Архиерейский дом, где проходили заседания Общества, был муниципализирован. Официальные собрания больше не проводились, но Болховское отделение под председательством архимандрита, а позже Епископа Даниила, продолжало существовать до 3 ноября 1921 года – дня ареста Владыки, у которого при обыске была изъята печать общества.

Кража ценностей

Летом 1920 года произошли неприятные события: из Болховского Оптина монастыря были украдены драгоценности. В то смутное время, как писал архимандрит Даниил в рапорте Епископу Орловскому Серафиму, «в городе царила анархия, грабежи и убийства бывали почти каждый день, при чем пред самым моим приездом в монастырской роще были пойманы злоумышленники, намеревавшиеся ограбить монастырь». В связи с этим настоятель стал хранить особенно ценные вещи не в монастырском хранилище, а в особых потайных местах. Но пока отец Даниил находился в длительном отпуске (его не было в обители около года, он уезжал домой) монастырское имущество было описано советской властью и передано в распоряжение Религиозной общине. Монастырь сдавал иеромонах Ксенофонт, который счел нужным скрыть от описи ценные вещи. На допросе он и вовсе заявил, что никаких вещей не прятал, и что их забрал настоятель. Так отец Даниил попал под подозрение, все улики были против него, и следователи продолжали настаивать на его виновности.

Когда же Господь призвал архимандрита Даниила на архиерейское служение, он должен был просить у заведующего Болховским угрозыском Г.М. Вавилова «отпуск для поездки в Москву на хиротонию во Епископа сроком на 1 месяц».

26 апреля 1921 года, в Великий Вторник, в Москве, на Троицком Патриаршем подворье состоялось наречение архимандрита Даниила во Епископа Елецкого, викария Орловской Епархии.

«Я готов по капле отдать всю свою кровь за Христа моего, но только бы знать, только верить, что мои страдания принесут пользу Святой Церкви»,- сказал в своей речи новонареченный епископ.

Без права передачи

2 ноября 1921 года у Епископа Даниила, жившего в Болховском Троицком монастыре.

был произведен обыск. Тогда же было изъято письмо следователя Бенедиковского, который вел дело по краже драгоценностей из монастыря. Со следователем и его семьей у архипастыря сложились теплые доверительные отношения. Бенедиковский был отстранен от дела, а Епископ Даниил арестован и заключен в Болховскую тюрьму. Его обвинили в агитации против советской власти и коммунистической партии под видом исполнения религиозных культов. Против архипастыря была объявлена настоящая агитационная война, его старались очернить, оклеветать и обвинили даже в блуде - из местного политбюро редактору Болховской газеты «Красная Правда» была направлена статья под заголовком «Новый Распутин».

21 ноября Епископа заключили в Орловскую центральную изоляционную тюрьму (ЦИТ) по I-й категории без права передачи и свиданий. От скудной тюремной еды у Владыки образовалось малокровие, и болезнь день ото дня осложнялась. Да и отсутствие элементарных правил гигиены было тоже небезопасным. Епископ обратился в Орловский губчека с просьбой разрешить ему передачу продуктов и белья. Заявление было оставлено без внимания. Архиерею даже запрещалось посещать тюремный храм до окончания следствия. И только по ходатайству его родных - сестры Ольги и брата Илариона, 8 апреля 1922 года Владыка был освобожден под подписку о невыезде.

А через месяц, в начале мая, арестовали Епископа Орловского и Севского Серафима. И духовенство Орловской епархии обратилось к Епископу Даниилу с прошением принять управление епархией. Вступив в эту должность, Владыка повел непримиримую борьбу с обновленчеством в Церкви. Епископ Даниил снискал себе любовь и почитание верующего народа, но вызвал гнев новой власти, строившей молодую республику. 28 октября Владыка был арестован и опять заключен в Орловскую тюрьму. Его обвиняли в том, что он «призывал верующих не идти на гражданскую войну, т.к. это есть братоубийство».

Епископа Даниила признали социально-опасным элементом и приговорили к административной высылке в Киргизскую республику в город Хиву сроком на два года.

ЭТАПОМ

С этапа на железнодорожной станции Грязи-Воронежские Владыка Даниил писал сестре Ольге: «Милая Оленька! Еду в Хиву и с дороги шлю тебе весточку. Еду этапом, будет очень трудно, но Господь поможет. Целую тебя крепко, буду писать. Любящий Даниил».

Во время пребывания в ссылке в Средней Азии Епископ Даниил участвовал в архиерейской хиротонии священноисповедника Архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого).

В апреле 1926 года Владыка Даниил в числе двадцати пяти архипастырей подписал письмо Заместителю Патриаршего Местоблюстителя Митрополиту Сергию, в котором осуждалась раскольническая деятельность «григорианцев» (Временный высший церковный совет) и поддерживались канонические меры прещения, предпринятые против них со стороны Митрополита Сергия.

В том же месяце Епископ Даниил был заключен в Московскую Бутырскую тюрьму. В сентябре осужден и выслан в город Кинешму Костромской губернии. В 1928 году Владыку освободили с запрещением проживать в шести главных городах СССР. Согласно условиям легализации, архиереям, которых выпускали из лагерей и ссылок, не разрешался въезд в свои епархии.

В дальнейшем Владыка Даниил совершал служение на Рославльской кафедре (Смоленская епархия) и вновь на Орловской. К Его Преосвященству за чутким архипастырским словом стекались крестьяне не только из окружающих деревень, но и из отдаленных районов, бывало 30-40 человек в день. Он призывал их к молитве, терпению и защите православной веры. В разговорах со священниками, приезжающими из сел, Владыка бывал очень краток и давал советы.

Годы заключений и ссылок не прошли бесследно - Епископ Даниил часто жаловался на свою болезнь, которая изнуряла его, а местные врачи не могли ему помочь. И в феврале 1931 года Владыка уехал на лечение в Москву. В Орел ему уже вернуться не пришлось.

Брянская кафедра

7 апреля 1931 года умер Епископ Брянский и Севский Матфей (Храмцев). 12 мая Владыка Даниил был назначен на Брянскую кафедру. Он в жил в доме вблизи Петро-Павловского женского монастыря, уже упраздненного к тому времени.

Епископ Даниил вошел в историю Брянской епархии прежде всего тем, что спас от поругания святые мощи преподобного и благоверного князя Олега Брянского. Мощи покоились под спудом в Петро-Павловском монастыре и были перезахоронены в подклете под алтарем Введенского храма обители. Принимавшие участие в перезахоронении дали обещание не рассказывать никому о происшедшем, и лишь в 1995 году староста Введенского храма Мария Александровна Рачковская, которая в 1930-е была юной прихожанкой, открыла местонахождение святых мощей, и они вновь были обретены.

Известно, что Епископ Даниил служил в храмах в честь Воскресения Христова, являвшимся Кафедральным собором, и в честь иконы Божией Матери «Тихвинская».

3 января 1934 года, к Празднику Рождества Христова за усердное служение Святой Церкви Владыка был возведен в сан архиепископа.

Архипастырь тяжело болел. Утром в день кончины он сообщил близким: «Ко мне приходили юноши и сказали: придем еще раз, будь готов». Его соборовали и причастили Святых Христовых Тайн. В 4 часа дня Владыка Даниил попросил дать ему в руку зажженную свечу и сказал: «За мной пришли» . С этими словами 17 марта 1934 года тихо отошел ко Господу. Архиепископ Даниил был погребен на небольшом кладбище в Володарском районе Брянска. В 1950-х годах это кладбище ликвидировали, на его месте построили жилые дома. Когда шла застройка, могилы были осквернены и разграблены. Перезахоронить останки архипастыря тогда никто не решился.

26 ноября 2002 года Архиепископ Даниил (Троицкий) был реабилитирован Прокуратурой Орловской области по делу 1922 года. В этом же году начались архивные и документальные исследования биографии Владыки.

«Место погребения Владыки устанавливается»

Заведующий отделом агиологии Брянской епархии иерей Виктор Друян:

- В настоящее время отделом агиологии с помощью брянских поисковых отрядов устанавливается место погребения Владыки. Сложность работы прежде всего заключается в том, что захоронение находится в жилом дворе, и вести раскопки в этом месте затруднительно. Также отделом агиологии Брянской епархии был составлен проект жития архиепископа Даниила (Троицкого) и поданы материалы в Синодальную комиссию Русской Православной Церкви для его канонизации. Но в связи с тем, что период жизни Владыки с 1922-го по 1926-й год мало изучен из-за отсутствия документальных источников, документы возвращены на доработку. Нашим отделом продолжается исследование по изучению неизвестных страниц жития Архиепископа Даниила с тем, чтобы причислить его к лику святых новомучеников и исповедников Брянских.

Елена Ларина. Фото отдела агиологии Брянской епархии

comments powered by HyperComments












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg